(495) 784-43-37 (495) 784-46-90 (495) 784-42-14

ООО
Поставки металлопроката
и стройматериалов

Стабильность и качество

ИдеиМеталлургияСтроительствоСтройматериалы
Новости компании

Компания СТРОЙИНСТАЛЬ увеличивает поставки металлопроката в страны СНГ уже с 12.04.2011г.

26.08.2011Профкомплект закупил линию продольно-поперечной резки
Компания Профкомплект (Санкт-Петербург) приобрела линию продольно-поперечной резки. Предыдущая подобная линия была утрачена в связи с пожаром в мае т.г. Однако клиенты, которых компания обслуживает уже более восьми лет, как резчики рулонного металлопроката, высказали пожелания о возврате удобной услуги перемотки рулонов, отмотки с резкой, деления на 625 мм штрипс и т. д...
26.08.2011БМК-Калининград: Металлообработка бьет рекорды
Внутренние показатели отдела металлообработки Балтийской металлургической компании постоянно растут, как растет спрос на токарно-фрезерные, сварочные и сверловочные работы. Действительно, обработать имеющийся металл, приспособить его к возникшим индивидуальным потребностям гораздо проще, чем довольствоваться готовыми стандартными решениями...
26.08.2011Брок-Инвест-Сервис открыл офис продаж в Липецке
Брок-Инвест-Сервис в рамках развития регионального направления бизнеса в августе 2011 г. открыл новый офис продаж в Липецке...
26.08.2011УралСибМет приглашает на 2-й Кубок по мини-футболу
3 сентября 2011 года ТПК УралСибМет в Иркутске проведет 2-й ежегодный турнир по мини-футболу на кубок компании...
26.08.2011"Силовые машины" отгрузили вторую партию оборудования для Саяно-Шушенской ГЭС
ОАО "Силовые машины" осуществило отгрузку второй партии крупногабаритного оборудования, предназначенного для восстановления Саяно-Шушенской ГЭС.
Тяжеловесные узлы для гидроагрегатов СШГЭС были погружены на судно класса "река - море" на причале на Свердловской набережной в Санкт-Петербурге...


Русская традиционная изба


Русская изба и традиционный быт

Русское национальное жилище — в русской традиционной культуре, широко бытовавшей ещё в конце XIX — начале XX веков, представляло собой сооружение из дерева — избу, построенную по срубной или каркасной технологии.Основа русского национального жилища – клеть, прямоугольный крытый однокомнатный простой бревенчатый дом без пристроек (сруб) или хибара. Размеры клетей были небольшими 3 на 2 метра, оконных проемов не было. Высота клети была в 10-12 бревен. Крылась клеть соломой. Клеть с печкой — уже изба.

Как выбирали наши предки места проживания и строительный материал для дома?Поселения часто возникали в лесистых местах, по берегам рек, озёр, так как водные пути были тогда естественными дорогами, которые связывали многочисленные города Руси. В лесу зверь и птица, смола и дикий мёд, ягоды и грибы, «Возле леса жить – голодному не быть» говорили на Руси. Жизненное пространство раньше славяне отвоёвывали себе у леса, подсекая и обрабатывая ниву. Строительство начиналось с валки леса и на расчищенной земле появлялось поселение — «деревня». Слово «деревня» образовано от слова «дервь» (от действия «дърати») – то, что выдирается с корнем (лес и заросли). Строились не день и не два. Сначала надо было освоить участок. Готовили землю под пашню, рубили, корчевали лес. Так возникла «заимка» (от слова «занимать»), а первые постройки назывались «починками» (от слова «почин», т.е. начало). Селились рядом родственники и просто соседи (те кто рядом «сели»). Для строительства дома наши предки рубили деревья хвойных пород (наиболее стойкие к загниванию) и брали только те, которые падали верхушками на восток. Молодые и старые деревья, а также сухостой были непригодны для этого. Священными считались одиночные деревья и рощи, выросшие на месте разрушенной церкви, поэтому их тоже не брали для постройки дома. Рубили в морозы, потому, что дерево считалось в это время мертвым (древесина в это время суше). Именно рубили, а не пилили: считалось, что так дерево лучше сохранится. Брёвна складывали в штабеля, весной с них снимали кору, выравнивали, собирали в небольшие срубы и оставляли сушиться до осени, а иногда и до следующей весны. Только после этого приступали к выбору места и строительству дома. Таков был опыт многовекового деревянного строительства.

«Не для лета изба рубится, а для зимы» — как назывался крестьянский срубный дом и как выбирали место для него?Самый древний и простой тип русских построек состоит из «клетей» – небольших четырёхгранных срубов. Одна из клетей обогревалась «очагом» и поэтому называлась «истьба», от слова «истобка», отсюда и появилось название русского дома – «изба». ИЗБА – деревянный (бревенчатый) срубный жилой дом. Дома строились большие, все вместе под одной крышей жили деды и отцы, внуки и правнуки – «Семья сильна, когда над ней крыша одна». Избу рубили обычно из толстых брёвен, складывая их в сруб. Сруб складывался из «венцов». Венец – это четыре бревна, уложенные горизонтально в квадрат или прямоугольник и по углам связанные врубками (углубления, чтобы брёвна плотно «садились» одно на другое). От земли до крыши таких «венцов» надо было собрать около 20. Самым надежным, теплым, считалось скрепление бревен «в обло» (от слова «облый» – круглый), при котором круглые бревенчатые концы брёвен врубали друг в друга и они немного выходили за пределы стены, углы такого дома не промерзали. Брёвна сруба связывались так плотно, что даже лезвие ножа не проходило между ними. Место для дома выбирали очень тщательно. Никогда не строили избу на месте старой, если прежнее жильё сгорело, разрушилось от бед. Ни в коем случае не ставили избу «на крови» или «на костях» — там, где на землю упала хотя бы капля человеческой крови или нашли кости, бывало и такое! Нехорошим считалось место, где однажды опрокинулся воз (в доме не будет богатства), или когда-то проходила дорога (по ней в дом могли прийти несчастья), или росло кривое дерево. Люди старались приметить, где любит отдыхать скот: это место сулило удачу владельцам построенного там дома.

Как называются основные элементы декоративного убранства избы?1. «Конёк — охлупень» – оберег дома от злых сил. Конек вытёсывали из очень толстого дерева, которое выкапывали с корнем, корень обрабатывали, придавая ему вид конской головы. Коньки смотрят в небо и защищают дом не только от непогоды. Конь в древности был символом солнца, по старинным поверьям, солнце по небу везут крылатые невидимые кони, вот и громоздили на крышу конька, чтобы поддержать солнышко. 2. Из – под конька спускалась искусно вырезанная доска – «Полотенце», названная так за сходство с вышитым концом настоящего полотенца и символизирующая солнце в зените, слева от неё такая же доска символизировала восход солнца, а справа — символизировала закат. 3. Фасад дома –это стена выходящая на улицу, — уподоблялась лицу человека. На фасаде располагались окна. Слово «окно» произошло от древнего названия глаза – «око», и окна считались глазами на лице дома, поэтому деревянные резные украшения окон называются «Наличниками». Часто окна дополнялись «ставнями». В южных избах до окон можно было дотянуться руками, а вот на севере дома ставились на высоком «подклете» (то, что под клетью). Поэтому для закрывания ставней устраивались специальные обходные галереи – «гульбища», которые опоясывали дом на уровне окон. Окна раньше закрывались слюдой или бычьими пузырями, стёкла появились в XIV веке. Свету такое окно пропускало мало, зато зимой в избе лучше сохранялось тепло. 4. Крыша дома с передней и задней стенками в виде бревенчатых треугольников символизировала «лоб» на лице дома, древнерусское название лба звучит как «чело», а выступающие из-под крыши резные доски – «Причелины».

Что символизировали и как были устроены верхняя и нижняя границы в жилом пространстве избы?Потолок в избе делался из тёса (то есть из досок, вытесанных из брёвен). Верхней границей избы служил потолок. Доски поддерживались «Матицей» – особенно толстым брусом, который врубали в верхний венец, когда был поставлен сруб. Матица проходила поперёк всей избы, скрепляя и удерживая собой стены, потолок и основание кровли. Для дома матица была тем же, чем для дерева корень, а для человека мать: началом, опорой, основой. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк для подвешивания очепа с колыбелью (гибкая жердь, даже при легком толчке, такая колыбель качалась). Только тот дом считался полноценным, где скрипит очеп под потолком, где детишки подрастая нянчат младших. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу. Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Пол – это граница, отделяющая людей от «нелюдей»: домовых и др. Пол в доме настилали из половинок брёвен (отсюда и слово «половицы», и он опирался на толстые балки, врубленные в нижние венцы сруба. Сами половицы связывались с идеей пути. Постель (а в летнее время часто спали прямо на полу) полагалось стелить поперёк половиц, иначе человек уйдёт из дома. А сваты при сватовстве старались сесть так, чтобы смотреть им вдоль половиц, тогда сговорятся и уведут невесту из дома.

Каким был внутренний мир русской избы?В крестьянской избе каждый угол имел своё значение. Основное пространство избы занимала печь. Печь делали из глины с добавлением в толщу камней. Русскую печь использовали для отопления, приготовления пищи людям и животным, для вентиляции и освещения помещения. Разогретая печь служила постелью для стариков и малышей, здесь же сушили одежду. В теплом устье печи мыли младенцев, а если не было бани, то тут «банились» и взрослые члены семьи. На печи хранили вещи, сушили зерно, она лечила — в ней парились при недугах. На лавке, что рядом с печью хозяйка готовила пищу, сюда же складывались вынутые из печи хлеба. Это место в избе называлось «Печной угол» или «Бабий угол» — от устья печи до передней стены дома — царство женщины, здесь стояла вся нехитрая посуда, которая была в хозяйстве, здесь она работала, отдыхала, растила детей. Рядом с печью на гибкой жерди, закреплённой на матице, висела колыбель. Здесь у самого окна всегда ставили ручные жернова – мелющее устройство (два больших плоских камня), поэтому угол ещё назывался «Жерновым».Парадной частью избы был «Красный угол». Как бы не располагалась в избе печь (справа или слева от входа), красный угол всегда находился по диагонали от неё. В самом углу всегда располагали «Божницу» с иконами и лампадой, отчего угол получил ещё название «Святого». «Задний угол» исстари был мужским. Здесь помещали «конник» («кутник») — короткую широкую лавку в форме ящика с откидной плоской крышкой, в нём хранили инструменты. От двери он отделялся плоской доской, которой часто придавали форму конской головы. Это было место хозяина. Здесь он отдыхал и работал. Здесь плели лапти, ремонтировали и изготавливали утварь, упряжь, вязали сети и т.д.

В чём предназначение и местоположение стола в русской избе?Самое почетное место в «красном углу» у сходящихся лавок (долгой и короткой) занимал стол. Стол обязательно покрывался скатертью. В XI – XII веках стол делали глинобитным и неподвижным. Тогда –то и определилось его постоянное место в доме. Подвижные деревянные столы появляются лишь к XVII – XVIII векам. Стол делали прямоугольным по форме и располагали всегда вдоль половиц в красном углу. Любое выдвижение его оттуда могло быть связано только с обрядовой или кризисной ситуацией. Стол никогда не выносили из избы, а при продаже дома стол продавался вместе с домом. Особую роль играл стол в свадебных обрядах. Каждый этап сватовства и подготовки к свадьбе обязательно завершался застольем. А перед отправлением к венцу, в доме невесты происходил ритуальный обход женихом и невестой стола и благословление их. Новорождённого обносили вокруг стола. В обычные дни обход стола запрещался, все должны были выходить с той стороны с какой заходили. Вообще, стол осмыслялся как аналог храмовому престолу. Плоскую столешницу почитали «Божьей ладонью», дающей хлеб. Потому стучать по столу, за которым сидят, скрести ложкой о посуду, бросать остатки пищи на пол, считалось грехом. В народе говорили: «Хлеб на стол, так и стол престол, а хлеба ни куска – так стол доска». В обычное время между застольями на столе могли находиться лишь хлеб, завернутый в скатерть, и солонка с солью. Постоянное пребывание хлеба на столе должно было обеспечить достаток и благополучие дома. Таким образом, стол был местом единения семьи. У каждого домочадца было своё место за столом, которое зависело от семейного положения. Самое почетное место за столом – во главе стола – занимал хозяин дома.

При помощи чего и как освещали внутреннее пространство избы?Слюда, и пузыри, и даже стёкла того времени только немного пропускали свет и избу приходилось дополнительно освещать. Самым древним устройством для освещения избы считается «камелёк» — небольшое углубление, ниша в самом углу печи. В камелёк клали горящую лучину, хорошо просушенная лучина давала яркий и ровный свет. Лучиной называли тонкую щепку из берёзы, сосны, осины, дуба, ясеня, клёна. Чуть позже камелька появилось освещение лучиной, вставленной в «Светец». Для получения тонкой (менее 1 см) длиной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугунком с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором, затем раздирали на лучины руками. Вставляли лучины в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и остриём на другом. Этим остриём светец вставляли в щель между брёвнами избы. В развилку вставляли лучину. А для падающих угольков под светец подставляли корыто с водой. Позже появились кованые светцы, в которых горело несколько лучин. По большим праздникам для полноты света в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол. Зимой со свечами молотили на «гумне» (крытая площадка для молотьбы). Свечи были сальными и восковыми. Сальные свечи чаще были «маканцами». Для их изготовления брали говяжье, баранье, козье сало, растапливали его и макали в него фитиль перекинутый через лучину, замораживали и так несколько раз, получали «маканцы», которые часто выходили тощими и неровными. Восковые свечи выделывали катанием. Воск разогревали в горячей воде, раскатывали в валик, плющили его в длинную лепёшку и, положив на край лепёшки фитиль из льна или пеньки, вновь закатывали в валик.

Как использовались в доме кочерга, ухват, помело и хлебная лопата?В народе говорили: «Кочерга в печи хозяйка». В старину печная кочерга была одним из символов домашнего очага, дающего пищу и тепло, без которого невозможно семейное благополучие. Пока топится печь, кочерга-хозяйка трудится неустанно. Как только разгорелись в печи дрова и горящие поленья нужно отодвинуть в глубь печи, кочерга тут как тут. Выпало из огня поленце и чадит в дальнем углу топливника, на помощь ему приходит все та же кочерга. «Ухватом» вносили в русскую печь чугунки (от полутора до десяти литров). Прежде чем отправить чугунок в печь, его ставили на шесток около устья и подводили под его тулово рога ухвата. Рядом с чугунком под рукоятку ухвата подкладывали подходящего размера каток (круглое поленце). Нажав на конец рукоятки, чугунок слегка приподнимали и, опираясь ухватом на каток, вкатывали в печь и ставили в намеченном месте пода. Без сноровки это сделать было непросто. Ухваты, как и горшки, были разных размеров, поэтому их много стояло у печи, их берегли и они долго служили людям. «Помело» неизменно находится при духовой русской печи и предназначено для очистки шестка и пода. Чаще всего под в печи подметали перед тем, как печь пироги. Помело предназначалось исключительно для печи. Употреблять его для каких-то других целей строго запрещалось. В старые годы, когда в каждом деревенском доме пекли хлеб, а по праздникам пироги, при печи полагалось иметь широкую деревянную «лопату» на длинном черенке. Лопатой, сделанной из доски, сажали в печь хлеб. Хлебная лопата тоже требовала почтительного к себе отношения. Её ставили только ручкой вниз.

Где хранилась одежда, ткани и ценные предметы домашнего быта?«Сундук» – этим словом обозначался большой прямоугольный ящик из пиленых досок с крышкой на петлях, закрывающийся на замок. В нём русские люди хранили одежду и ценные вещи. Различные сундучные изделия на протяжении веков составляли важную часть интерьера крестьянских изб, его выставляли на видное место свидетельствуя о богатстве семьи. Сундуки в которых хранили приданное невесты зачастую были очень больших размеров и вносились в дом только единожды — при его строительстве. На Руси, когда рождалась девочка, ей тут же начинали готовить приданое – это называлось «нагнетать сундуки». Приданое было залогом успешного брака. После замужества девушка оставляла родной дом и забирала с собой сундуки с приданым: подушки, перины, одеяла, полотенца (изготовленные самой невестой), одежду, домашнюю утварь, украшения. Во многих домах сундуки разного размера выставляли в виде горки, т.е. ставили один на другой, иногда их численность достигала потолка. В крестьянском доме сундуки использовались не только для хранения добра, но и служили подставкой под подушку, скамьёй, а иногда и местом для дневного послеобеденного сна. Сундуки, подголовники, ларцы, скрыни, шкатулки — богато декорировались. Обычно их оковывали для прочности полосами железа, лужёного или воронёного. Заказчики предъявляли сундучным мастерам определённые художественные требования: сундуки должны быть не только вместительными, прочными, но и красивыми. Для этого сундуки расписывали темперными красками, разводившимися на яичном желтке. На сундучных изделиях часто встречались изображения льва или грифона, они считались зверями сильными, мужественными, хорошими защитниками нажитого человеком добра.

Какое значение имело вышитое полотенце в крестьянском быту?На Руси полотенца развешивали в избе для праздничного убранства. Их красочные узоры оживляли ее бревенчатые стены, придавая праздничность, делая жилище нарядным. Полотенцем окаймляли божницу в красном углу, вешали на окна, зеркала, стены. В старом крестьянском быту полотенцем называли — полотнище белой ткани домашнего производства, отделанное вышивкой, тканым цветным узором, лентами, полосами цветного ситца, кружевом и т.д. Длина полотенец была от 2 до 4 м, ширина 3638 см. Оно украшалось, как правило, на концах, полотнище орнаментовалось редко. Особенно богато украшалось большое «рукобитное» полотенце, так называемое «стеновое» (длиной в стену). Во время рукобитья его дарили жениху, вешая ему на шею. Это означало, что невеста просватана, и жених кидал полотенце своей родне. Им украшали божницу на все время свадьбы, а при поездке к венцу привязывали к дуге свадебной повозки. «Дарные» полотенца, которыми невеста одаривала родню жениха, меньше украшались, чем рукобитные. Полотенцем (а сверху шалью) покрывали невесту, когда везли в церковь. Полотенцем связывали жениха и невесту, как бы символизируя этим крепость их семейной жизни. Значительную роль полотенце играло в родильных и крестильных обрядах, а также в похоронной и поминальной обрядности. По обычаю, богато орнаментированные полотенца являлись необходимой частью девичьего приданого. На второй день свадьбы молодуха развешивала свои рукотворные полотенца в избе поверх полотенец свекрови, чтобы все гости могли полюбоваться на ее работу. Полотенце присутствовало во многих обычаях и обрядах русской семьи. Такое предназначение полотенца исключало использование его для вытирания рук, лица, пола. Для этой цели пользовались «рукотерником или утиркой».

Какие растительные и животные масла изготавливали на Руси?Так что же такое «масло» на самом деле? Что ни говори, любишь – не любишь, а без жира, составляющего основу масла, жизнь человека была бы невозможна, так как каждая клеточка нашего организма окружена защитной жировой пленкой. Наиболее часто употребляемыми на Руси растительными маслами всегда были льняное и конопляное. А привычное нам подсолнечное масло вошло в употребление значительно позже, в начале 19-го века. Употребление растительных масел было разрешено даже во время самых строгих многодневных постов, поэтому его второе «народное» имя — масло постное. Конопляное масло жирное растительное масло, получаемое из плодов растения конопли, обычно путём выжимки, оно обладает великолепными питательными, защитными и регенерирующими свойствами. К сожалению, в наше время конопля воспринимается, как наркотическое растение и запрещена к выращиванию. Льняное масло не уступало конопляному и всегда было одним из наиболее ценных и важных продуктов питания. Масло льна — это и пища, и лекарство, и косметика. Но, если льняное масло обладает специфическим запахом, то тыквенное и кедровое относятся к самым вкусным. В медицинских целях часто применяли масло шиповника и ореха. Масло животного происхождения на Руси сбивали из сливок, сметаны и цельного молока. Наиболее распространенным способом приготовления масла было перетапливание сметаны или сливок в русской печи. Отделявшуюся маслянистую массу остужали и сбивали деревянными мутовками, лопатками, ложками, а зачастую и руками. Готовое масло промывали в холодной воде. Поскольку свежее масло не могло долго храниться, крестьяне перетапливали его в печи, получая топлёное масло.

Почему на Руси говорили — «Без соли, без хлеба — половина обеда»?На столе в русском доме постоянно лежал хлеб, а рядом стояла солонка, соль была своеобразным оберегом, ведь наши предки верили, что соль защищает от враждебных сил. В старину, когда господствовало натуральное хозяйство, соль была у восточных славян едва ли не единственным покупным продуктом. Соль была очень дорога, и ее берегли. Этим объясняется и широко распространенная примета, что просыпать соль не к добру — последует наказание. Каравай хлеба и солонка с солью украшали свадебный стол, его дарили на новоселье, с ним приходили к новорожденному ребёнку, как с благословлением, а отправляющемуся в дорогу путнику и дорогому гостю при встрече подносили хлеб – соль, с пожеланием богатства и благополучия, тем самым выражали своё расположение к ним. Давным — давно слово «каравай» произносили и писали, как «коровай». Очень давно люди, чтобы задобрить Богов, приносили в жертву домашних животных (коров), но жизнь не позволяла расстаться с коровой кормилицей. Вот тогда и стали лепить коров из теста, а позже – хлеб с рожками, который называли «коровай». Так как основной зерновой культурой была рожь, то и пекли, в основном, ржаной хлеб. На Руси издревле ржаной хлеб был основным продуктом питания, замешивался он на натуральной закваске и был трех сортов: 1) пушной, или мякинный, из плохо провеянной ржи и непросеянной муки; 2) решотный из ржаной муки, просеянной через очень редкое сито (решето); 3) ситный из ржаной муки, просеянной через обычное частое сито. Но там где сеяли пшеницу, выпекали и белый хлеб. Самым лучшим считался «кирпичатый» – хлеб, выпеченный из хорошо просеянной пшеничной муки. Помол муки, тщательность её просеивания определяли вкус хлеба.

«Хороша кашка, да мала чашка» — любили каши на Руси, а из каких круп их готовили?Ещё со времён средневековой древности в нашей стране возделываются рожь, овёс, пшеница, ячмень, просо, гречиха. Сегодня в нашей стране из этих злаков вырабатывают следующие виды круп: из гречихи – ядрицу и продел; из проса – пшено шлифованное; из овса – крупы: недробленую, плющеную, хлопья и толокно; из ячменя – крупу перловую и ячневую; из твердой пшеницы при помолах вырабатывают манную крупу. Давно наши предки заимствовали навыки изготовления муки, овладели «тайнами» выпечки различных изделий из забродившего теста. Вот почему в пище наших предков существенное значение имеют пироги, расстегаи, блины, пирожки, кулебяки, оладьи, блинчики и др. Многие из этих изделий издавна стали традиционными для праздничных столов: курники — на свадьбах, пироги, блины — на масленицу, «жаворонки» из теста — в весенние праздники и т. д. Не менее типичны для русской традиционной кухни блюда из всевозможных круп: различные каши, крупеники, овсяные кисели, запеканки. В более северных краях нашей страны особое значение имеют блюда, приготовленные из пшена. Просо служило сырьем для получения муки, крупы, варки пива, кваса, приготовления супов и сладких блюд. Эта народная традиция сохраняется и в настоящее время. Каша была повседневной едой и трёх основных видов – рассыпчатая, вязкая и жидкая; в неё добавляли молоко, жир, масло, яйца, грибы и т.д. На Руси их более двадцати: гречневая простая, гречневая с горохом, пшённая, овсяная, пшеничная, морковная, репная, гороховая и т.д. Особым блюдом на Руси была «кутья», её готовили из зёрен пшеницы с добавлением мёда.

Какие овощные культуры возделывали на Руси?Не только зерновые культуры возделывали наши предки. Из древности, сквозь века дошли до наших дней и стали основными на нашем огороде такие культуры, кaк, кaпуcтa, свёкла, репа, брюква, тыква, морковь, горох. Наиболее широко применялась на Руси квашеная капуста, которую было возможно сохранять до нового урожая. Капуста служила незаменимой закуской, приправой к разным блюдам. Щи из различных видов капусты являются заслуженной гордостью нашей национальной кухни, хотя их и готовили еще в Древнем Риме, где специально выращивалось очень много капусты. Просто многие овощные растения и рецепты блюд «перекочевали» из Древнего Рима через Византию на Русь после принятия на Руси христианства. Репа в России до конца XVIII — начала XIX вв. имела такое значение, как сегодня картофель. Репу использовали повсеместно и из репы готовили множество блюд, фаршировали, варили, парили. Репу использовали как начинку для пирогов, из неё готовили квас. Репка содержит в своем составе очень ценные биохимические соединения серы, являющиеся при регулярном употреблении в пищу отличными иммуностимуляторами. Позднее репа стала выходить из употребления, но появился картофель и пословица — «Картофель – хлебу подмога», стали культивировать помидоры, огурцы. Тыква на Руси появилась в XYI веке и сразу стала популярной у крестьян благодаря своей урожайности, неприхотливости, полезности и способности к длительному хранению. Свекла считалась исключительно целебным продуктом, с ранней весны до поздней осени употребляли в пищу и корнеплоды, и ботву растения.

«Когда в печи жарко – тогда и варко» — как устроена русская печь?У русских уже в давние времена появилась и прочно вошла в быт так называемая «русская печь». Хорошая печь – гордость хозяина., святая святых дома. Огонь горевший в печи, давал свет и тепло, на нём готовили пищу. Это уникальное сооружение играло роль своего рода жизненного центра семьи. Русские печи всегда ставили на «опечке». Это небольшой сруб в три – четыре венца из круглых брёвен. Поверх него устраивали горизонтальный «накат», который засыпали песком и мазали толстым слоем глины. Эта глина служила «подом» для печи. В «подпечье» хранили ухват, кочергу, совок, считалось, что там же живёт домовой. Печь складывали из камня (кирпича), а сверху обмазывали глиной, она должна была как можно дольше держать тепло, а дров требовать как можно меньше. С конструкцией печи связана и форма глиняной посуды, в которой готовили пищу (так называемые «славянские горшки». Дело в том, что в этой печи посуда нагревается с боков и потому должна иметь большую боковую поверхность. Кроме того, форма горшков наилучшим образом приспособлена для ухватов. По размерам печь была почти кубической: длина 1,8-2 м, ширина 1,6-1,8 м, высота 1,7 м. Верхняя часть печи делалась широкой и плоской, удобной для лежания. Внутреннее пространство печи – «топка», «горнило» – делали большим: высотой 1,2-1,4 м, шириной до 1,5 м, со сводчатым потолком и плоским дном – «подом». Прямоугольное отверстие в передней части горнила — «чело», «устье» — плотно закрывали большой «заслонкой», во избежание потери тепла. Перед устьем устраивали площадку — широкую доску — «шесток», на неё ставилась утварь, чтобы ухватом задвинуть её в печь. Справа и слева от шестка располагались «зольники», где год хранились горячие угли.

«Один день — год кормит» — почему для земледельца сроки обработки земли имели важное значение?Крестьяне жили в окружении прекрасной, но суровой природы. Их жизнь зависела от засухи и дождей, количества работников в семье, сохранности урожая. Главным их занятием постепенно становится «земледелие». Сначала зимой вырубали участок леса. Весной его выжигали, зола служила удобрением. После этого рыхлили мотыгой, смешивая золу с землёй, а затем поле засевали. На большей части России основным пахотным орудием была «соха» или «плуг», наряду с сохой была известна «косуля», применявшаяся для поднятия нови (необработанной почвы). Для разрыхления земли после вспашки, перемешивания пластов и удаления сорных трав использовали «бороны — суковатки» (так называли большую ветвь дерева с не до конца обрубленными сучьями). Для сеяния зерна, семян льна и конопли по всей России применялись корзины — «севалки», для жатвы – «серпы», они были самым распространённым орудием уборки хлебов, для обмолота зерновых культур – «цепы», для обмолота льна и конопли – «вальки», для веяния – «лопаты», для переработки зерна в муку в домашних условиях – «жернова». Крестьяне сеяли просо, пшеницу, ячмень, овёс, рожь, гречиху, коноплю, лен, реже бобы и горох. Хлеб славяне называли «житом» (от слова «жить»), потому что прожить без него не могли: это был главный продукт питания. В каждой деревне были свои знатоки, которые определяли сроки сельскохозяйственных работ. Нужный момент «спелости» земли для пахоты крестьянин определял по вековому опыту своих предков: взяв в горсть землю и крепко сжав её в кулаке, выпускал. Если ком рассыпался при падении – значит земля готова для сева, если падал комом – ещё не поспела (т.е. не просохла). В июне начинался сенокос, в июле и августе – тяжёлая пора уборки хлебов.

Откуда возникла пословица: «Посеешь лён, а пожнёшь золото»?Исстари на Руси возделывали лён который и кормил и одевал людей, наши предки с уважением говорили о нём: «Посеешь лён, а пожнёшь золото». Для переработки стеблей льна в волокно, из волокна в нить использовали «мялки», «трепала», «гребни», «валёк», «прялки», «самопрялки», «веретёна». Прялка была необходимым предметом крестьянского обихода: это и орудие труда, и украшение избы, и свадебный подарок. Веками технология выращивания и обработки льна оставалась неизменной. Созревший лён теребят, то есть выдёргивают из земли, причём вместе с корнями. Затем его высушивают, освобождают от семенных головок (очёсывают), молотят, вымачивают, что позволяет отделить волокно от древесной части стебля, мнут и треплют. Трёпанный лён расчесывают и получают закрученную тонкую ленту – ровницу. Из неё долгими зимними вечерами женщины пряли льняную пряжу – скручивали в нить волокна льна на веретенах или прялках. Во время прядения пальцы левой руки приходилось смачивать, чтобы придать нити «крепость». Прядение – довольно сложная и однообразная работа, чтобы веселее было работать, девушки собирались в какой-либо избе, там пели и вели беседы, но и о работе не забывали. Все старались работать как можно лучше, ведь по тому, какая нить получиться, будут судить о мастерстве девушки. Получив достаточное количество ниток, из них делали ткань на ручном ткацком станке. Лён на Руси выращивали не только для того, чтобы из него получать очень ценную по своим свойствам льняную ткань. Известно о том, что в древней Руси из льняной муки, получаемой из размолотых семян льна, пекли вкусный хлеб и лепёшки, льняное масло в постные дни добавляли в пищу.

Какой материал использовали для изготовления посуды на Руси?Всё необходимое для домашнего хозяйства крестьяне делали сами. Посуду изготавливали из коры деревьев (кузовки, чаши, ведра, бочки), вырезали из дерева (ложки, чашки, тазы), лепили из глины, обжигая затем на огне в печи. По разному называлась посуда одного назначения, но изготовленная из разного материала: сосуд из глины – «горшок», из чугуна – «чугунок», из меди – «медник». Для приготовления пищи очень долго служили людям глиняные горшки, кувшины. Горшки изготавливались самых разных размеров. Главным достоинством горшка была его прочность. В хозяйстве дорожили горшками и берегли их. Если треснул горшок, его оплетали берестяными лентами и хранили в нём крупы. Позже на смену горшку пришли чугуны – луженые металлические сосуды, они сохранили форму горшка. На протяжении веков было создано огромное множество изделий из дерева, глины, металла. Среди них было немало истинно художественных творений, когда бытовой предмет, не теряя своих утилитарных качеств, вместе с тем становился произведением высокого эстетического уровня. Крестьянский дом трудно представить без многочисленной утвари, накапливавшейся десятилетиями. «Утварь» – это посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи её на стол – горшки, латки, лоханки, кринки, миски, блюда, ендовы, ковши, корчики (из них пили мёд, квас, пиво) и т.д.; всевозможные ёмкости для сбора ягод и грибов – корзинки, кузова, туеса и др.; различные сундуки, ларцы, шкатулки для хранения предметов домашнего обихода, одежды и косметических принадлежностей; предметы для разжигания огня и внутреннего освещения дома – огнива, светцы, подсвечники и многое другое.

«Только лапоть на обе ноги плетётся, а рукавички – розни» — во что и как одевались на Руси?Труд русских мастеров – ремесленников обслуживал самые разные стороны крестьянского быта, в том числе изготовление одежды и обуви. Для крестьян главной одеждой была «рубаха», как для мужчин, так и для женщин. Считалось, что все уязвимые места человеческого тела должны были быть укрыты. У каждого были рубахи повседневные и праздничные. Повседневные только обшивали по шву и краям красной нитью, чтобы преградить дорогу злу. Праздничные рубахи богато украшались вышивкой. Считалось, что языком узора человек передаёт Богу свои просьбы. В разных районах Руси на рубаху одевали «понёву» или «сарафан», «передник» или «душегрею», их всячески украшали. Головной убор у русских всегда являлся важной частью костюма. Девушки носили «ленты», а замужние женщины покрывали голову платком или прятали их под кокошник, который в разных местах назывался по-разному: кика, ряска, каблучок. Мужчины носили широкие штаны – «порты» и «рубашки-косоворотки». Всю одежду подпоясывали «кушаком». На голове носили «картуз». Зимой и летом крестьяне обували на ноги «лапти». Их плели из внутренней части липовой или берёзовой коры – лыка. Лапти обычно надевали на холщовые (летом), шерстяные или суконные (зимой) подмотки («онучи»). Онучи закрепляли на ноге «оборами» — кожаными или конопляными верёвками, их прикрепляли к лаптю, обвивали ими ногу и завязывали под коленом. Плелись лапти без различия правой и левой ноги. Будничные лапти без дополнительных приспособлений имели срок годности от трёх до десяти дней. Плетением лаптей занимались, в основном, старики. Хороший мастер мог за день сплести две пары лаптей.

Литвинова Елена Евгеньевна

nnm.me/blogs

sotok.net

Русская изба и ее виды

ИЗБА — крестьянский срубный дом, жилое помещение с русской печью. Слово «изба» употреблялось только по отношению к дому, рубленному из дерева и расположенному в сельской местности. Оно имело несколько значений:

  • во-первых, изба — это крестьянский дом вообще, со всеми надворными постройками и хозяйственными помещениями;
  • во-вторых, это только жилая часть дома;
  • в-третьих, одно из помещений дома, отапливаемое русской духовой печью.

Статья по теме: Устройство правильной русской избы

Слово «изба» и его диалектные варианты «ыстьба», «истьба», «истоба», «истобка», «истебка» были известны еще в Древней Руси и использовались для обозначения помещения. Избы рубили топором из сосны, ели, лиственницы. Эти деревья с ровными стволами хорошо ложились в сруб, плотно примыкая друг к другу, удерживали тепло, долго не гнили. Из этого же материала делали пол1 и потолок. Оконные и дверные колодки, двери обычно изготавливали из дуба. Другие лиственные деревья использовали при строительстве изб довольно редко — как по практическим соображениями (кривые стволы, мягкая, быстро загнивающая древесина), так и по мифологическим.

Например, для сруба нельзя было брать осину, потому что на ней, по поверью, удавился Иуда, предавший Иисуса Христа. Строительная техника на огромных пространствах России, за исключением ее южных районов, была совершенно одинакова. В основе дома лежал прямоугольный или квадратный сруб размером 25—30 кв. м, составленный из горизонтально положенных одно на другое круглых, очищенных от коры, но неотесанных бревен. Концы бревен соединяли без помощи гвоздей разными способами: «в угол», «в лапу», «в крюк», «в охряпку» и т. п.

Между бревнами прокладывали для тепла мох. Крышу срубного дома делали обычно двускатной, трехскатной или четырехскатной, а в качестве кровельных материалов использовали тес, дранку, солому, иногда камыш с соломой. Русские избы различались по общей высоте жилого помещения. Высокие дома были характерны для русских северных и северо-восточных губерний Европейской России и Сибири. Из-за сурового климата и сильной увлажненности почвы деревянный пол избы поднимали здесь на значительную высоту. Высота подклета, т. е. нежилого пространства под полом, варьировалась от 1,5 до 3 м.

Там же встречались и двухэтажные дома, хозяевами которых были богатые крестьяне и купцы. Двухэтажные дома и дома на высоком подклете строили и богатые донские казаки, которые имели возможность покупать строевой лес. Значительно более низкими и меньшими по размерам были избы в центральной части России, в Среднем и Нижнем Поволжье. Балки для пола тут врубались во второй — четвертый венец. В сравнительно теплых южных губерниях Европейской России ставили поземные избы, т. е. половицы пола укладывали прямо на землю. Изба состояла обычно из двух или трех частей: собственно избы, ceней и клети, связанных друг с другом в единое целое общей крышей.

Основной частью жилого дома была изба (называвшаяся в деревнях Южной России хатой) — отапливаемое жилое помещение прямоугольной или квадратной формы. Клеть представляла собой небольшое холодное помещение, использовавшееся в основном для хозяйственных целей. Сени были своего рода неотапливаемой прихожей, коридором, отделявшим жилое помещение от улицы. В русских деревнях XVIII — начала XX в. преобладали дома, состоявшие из избы, клети и сеней, но нередко встречались и дома, включавшие в себя только избу и клеть. В первой половине — середине XIX в. в деревнях стали появляться постройки, состоявшие из сеней и двух жилых помещений, одним из которых была изба, а другим — горница, использовавшаяся как нежилая, парадная часть дома.

Традиционный крестьянский дом имел множество вариантов. Жители северных губерний Европейской России, богатых лесом и топливом, строили для себя под одной крышей несколько отапливаемых помещений. Там уже в XVIII в. был распространен пятистенок, часто ставили избы-двойни, крестовики, избы с прирубами. Сельские дома северных и центральных губерний Европейской России, Верхнего Поволжья включали в себя множество архитектурных деталей, которые, имея утилитарное назначение, одновременно выполняли роль декоративного убранства дома. Балконы, галереи, мезонины, крыльца сглаживали суровость внешнего облика избы, срубленной из толстых, ставших серыми от времени бревен, превращая крестьянские избы в прекрасные архитектурные сооружения.

Такие необходимые детали конструкции крыши, как охлупень, подзоры, карнизы, причелины, а также наличники окон и ставни украшались резьбой и росписью, скульптурно обрабатывались, придавая избе дополнительную красоту и оригинальность. В мифологических представлениях русского народа дом, изба — это средоточие основных жизненных ценностей человека: счастья, достатка, покоя, благополучия. Изба защищала человека от внешнего опасного мира. В русских сказках, быличках человек всегда укрывается от нечистой силы в доме, порог которого они не в силах переступить. В то же время изба казалась русскому крестьянину жилищем довольно убогим.

Хороший дом предполагал не только избу, но и несколько горниц, клетей. Именно поэтому в русском поэтическом творчестве, идеализировавшем крестьянскую жизнь, слово «изба» употребляется для характеристики плохонького дома, в котором живут бедные люди, обделенные судьбой: бобыли и бобылки, вдовы, несчастные сироты. Герой сказки, заходя в избушку, видит, что в ней сидит «слепой старичок», «бабушка-задворенка», а то и Баба Яга — Костяная Нога.

ИЗБА БЕЛАЯ — жилое помещение крестьянского дома, отапливаемое русской печью с трубой — по-белому. Избы с печью, дым из которой при топке выходил через трубу, получили распространение в русской деревне довольно поздно. В Европейской России они стали активно строиться со второй половины XIX в., особенно в 80—90-х гг. В Сибири переход на белые избы произошел раньше, чем в европейской части страны. Они получили распространение там еще в конце XVIII в., а к середине XIX в. фактически все избы отапливались печью с трубой. Однако отсутствие белых изб в деревне вплоть до первой половины XIX в. не означало, что на Руси не знали печей с дымоходом.

При археологических раскопках в Великом Новгороде в слоях XIII в. в развалах печей богатых домов встречаются дымоходы из обожженной глины. В XV—XVII вв. в великокняжеских дворцах, хоромах бояр, богатых посадских людей имелись помещения, которые отапливались по-белому. До этого времени белые избы были лишь у богатых крестьян пригородных сел, занимавшихся торговлей, извозом, промыслами. А уже в начале XX в. только очень бедные люди топили избу по-черному.

ИЗБА-ДВОЙНЯ — деревянный дом, состоявший из двух самостоятельных срубов, плотно прижатых друг к другу боковыми сторонами. Срубы ставили под одной двускатной крышей, на высоком или среднем подклете. Жилые помещения располагали в передней части дома, сзади к ним пристраивали общие сени, из которых шли двери на крытый двор и в каждую из комнат дома. Срубы были, как правило, одинаковых размеров — по три окна на фасаде, но могли быть и разновеликими: одно помещение имело три окна на фасаде, другое два.

Установка двух срубов под единой крышей объяснялась как заботой хозяина об удобствах семьи, так и необходимостью иметь резервное помещение. Одно из помещений являлось собственно избой, т. е. теплой, отапливаемой русской печью комнатой, предназначенной для жизни семьи зимой. Второе помещение, называвшееся летней избой, было холодным и использовалось в летнее время, когда духота в избе, отапливаемой даже в жаркую пору, вынуждала хозяев перебираться в более прохладное место. В богатых домах вторая изба иногда служила парадным помещением для приема гостей, т. е. горницей или светёлкой.

В этом случае здесь ставили печь городского типа, которую использовали не для приготовления еды, а только для получения тепла. К тому же горница нередко становилась спальней для молодых брачных пар. А когда семья разрасталась, то летняя изба, после установки в ней русской печи, легко превращалась в избу для младшего сына, остававшегося и после женитьбы под отцовской кровлей. Любопытно, что наличие двух срубов, поставленных рядом, делало избу-двойню достаточно долговечной.

Две бревенчатые стены, одна из которых являлась стеной холодного помещения, а другая — теплого, поставленные с определенным промежутком, имели свое естественное и быстрое проветривание. Если бы между холодным и теплым помещениями была одна общая стена, то она конденсировала бы в себе влагу, способствующую ее быстрому загниванию. Избы-двойни строили обычно в местах, богатых лесом: в северных губерниях Европейской России, на Урале, в Сибири. Однако они встречались и в некоторых деревнях Центральной России у зажиточных крестьян, занимавшихся торговлей или промышленной деятельностью.

ИЗБА КУРНАЯ или ИЗБА ЧЁРНАЯ — жилое помещение крестьянского срубного дома, отапливаемое печью без трубы, по-черному. В таких избах при топке печи дым из устья поднимался наверх и выходил на улицу через дымовое отверстие в потолке. Его закрывали после протапливания доской или затыкали тряпками. К тому же дым мог выходить наружу через маленькое волоковое окно, вырезанное во фронтоне избы, если та не имела потолка, а также через открытую дверь. Во время топки печи в избе было дымно и холодно. Люди, находившиеся здесь в это время, вынуждены были сидеть на полу или выходить на улицу, так как дым ел глаза, забирался в гортань и нос. Дым поднимался вверх и зависал там плотным синим слоем.

От этого все верхние венцы бревен покрывались черной смолистой копотью. Полавочники, опоясывавшие избу над окнами, служили в курной избе для оседания сажи и не использовались для расстановки утвари, как это было в белой избе. Чтобы сохранить тепло и обеспечить быстрый выход дыма из избы, русские крестьяне придумали ряд специальных приспособлений. Так, например, многие северные избы имели двойные двери, выходившие в сени. Наружные двери, полностью закрывавшие дверной проем, открывали настежь. Внутренние, имевшие сверху довольно широкий проем, плотно закрывали. Дым выходил через верх этих дверей, а холодный воздух, шедший понизу, встречал на своем пути препятствие и не мог проникнуть в избу.

Кроме того, над дымовым отверстием потолка устраивали дымник — длинную вытяжную деревянную трубу, верхний конец которой украшали сквозной резьбой. Чтобы сделать жилое пространство избы свободным от дымового слоя, чистым от сажи и копоти, в некоторых районах Русского Севера избы делали с высокими сводчатыми потолками. В других местах России многие избы даже в начале XIX в. вообще не имели потолка. Стремлением вывести как можно скорее дым из избы объясняется и обычное отсутствие крыши в сенях.

Курную крестьянскую избу довольно мрачными красками описал в конце XVIII в. А. Н. Радищев в своем «Путешествии из Петербурга в Москву»: «Четыре стены, до половины покрытые, так как и весь потолок, сажею; пол в щелях, на вершок по крайней мере поросший грязью; печь без трубы, но лучшая защита от холода, и дым, всякое утро зимою и летом наполняющий избу; окончины, в коих натянутой пузырь смеркающийся в полдень пропускал свет; горшка два или три... Деревянная чашка и круш- ки, тарелками называемые; стол, топором срубленной, которой скоблят скребком по праздникам. Корыто кормить свиней или телят, буде есть, спят с ними вместе, глотая воздух, в коем горящая свеча как будто в тумане или за завесою кажется».

Однако следует заметить, что курная изба имела и ряд достоинств, благодаря которым она так долго сохранялась в быту русского народа. При отоплении беструбной печью нагревание избы происходило довольно быстро, как только сгорали дрова и закрывалась наружная дверь. Такая печь давала больше тепла, на нее шло меньше дров. Изба хорошо проветривалась, в ней не было сырости, а дерево и солома на крыше невольно дезинфицировались и дольше сохранялись. Воздух в курной избе, после ее протопки, был сухой и теплый.

Курные избы появились в глубокой древности и существовали в русской деревне вплоть до начала XX в. Их стали активно заменять на белые избы в деревнях Европейской России с середины XIX в., а в Сибири — еще раньше, с конца XVIII в. Так, например, в описании Шушенской волости Минусинского округа Сибири, сделанном в 1848 г., указывается: «Домов черных, так называемых изб без вывода труб, решительно нигде нет». В Одоевском же уезде Тульской губернии еще в 1880 г. 66% всех изб были курными.

ИЗБА С ПРИРУБОМ — деревянный дом, состоявший из одного сруба и пристроенного к нему жилого помещения меньшего размера под единой крышей и с одной общей стеной. Прируб могли ставить сразу же при возведении основного сруба или пристраивать к нему через несколько лет, когда появлялась необходимость в дополнительном помещении. Основной сруб был теплой избой с русской печью, прируб — летней холодной избой или помещением, отапливаемым голландкой — печью городского образца. Избы с прирубами строили главным образом в центральных районах Европейской России и в Поволжье.

Материал создан: 25.10.2015

Крестьянский русский быт на видео

iamruss.ru

Традиции строительства русской избы - Педагогическое портфолио

Введение

    История сохранила уникальные архитектурные сооружения наших предков: Колизей, Афинский акрополь, средневековые сооружения, Московский кремль… Путешественники преодолевают большие расстояния, чтобы полюбоваться творениями древних мастеров. Но помимо грандиозных дворцов и храмов, есть еще один замечательный памятник архитектуры – русская изба. Мы часто проходим мимо этого памятника, не догадываясь, что перед нами произведение высокого, подлинно народного искусства.

    «Страной зодчих» назвал Россию Игорь Грабарь. Он говорил, что чутье пропорций, понимание силуэта, декоративный инстинкт, изобретательность форм встречаются на протяжении русской истории так постоянно и повсеместно, что наводят на мысль об исключительной одаренности русского народа.

    Сооружение жилого дома, превращенное сегодня в простой технический акт, для наших предков было исполнено глубочайшего религиозного смысла. В древности каждый человек строил жилье для себя и своей семьи сам, - если требовалось, на помощь звал родственников, соседей, друзей. Артели профессиональных строителей-плотников появились достаточно поздно и вплоть до 20 века к ним относились с особым почтением, считалось, что они властны над жизнью и смертью живущих в выстроенном ими доме.

    Работа посвящена русской избе. Эта тема заинтересовала меня, когда мы выполняли проекты на уроках изобразительного искусства. Вызывает удивление модное сегодня обращение к традициям фэн-шуй. Русские культурные традиции обустройства дома не менее богаты.

    Цель работы – описать традиции строительства русской избы, выяснить насколько они сохранились сегодня.

    В Сибири русское деревянное зодчество сохранилось как в крупных городах (Томск), так и в провинциальных (Салаир, Чебула, Мариинск и другие), что дало возможность наряду с анализом публикаций по данной теме провести этнографическое исследование. Мною просмотрены сохранившиеся постройки в селе Старобачаты, городе Салаире, проведен опрос старожилов.

Глава 1.

Выбор места под строительство и обряды закладки избы.

    Строительство дома для крестьянина было знаменательным событием. При этом для него было важно не только решить чисто практическую задачу – обеспечить крышу над головой для себя и своей семьи, но и так организовать жилое пространство, чтобы оно было наполнено жизненными благами, теплом, любовью, покоем. Такое жилище можно соорудить, по мнению крестьян, лишь следуя традициям предков, отступление от заветов отцов могло быть минимальным.

    При строительстве нового дома большое значение придавалось выбору места: место должно быть сухим, высоким, светлым – и вместе с тем учитывалась его ритуальная ценность: оно должно быть счастливым. Счастливым считалось место обжитое, то есть прошедшее проверку временем, место, где жизнь людей проходила в полном благополучии. Неудачным для строительства было место, где прежде хоронили людей и где раньше проходила дорога или стояла баня.1

    Участок дороги, о праве владения которым шел спор так же считался неблагоприятным для возведения дома. Этот обычай имеет вполне реальное объяснение, хотя бы по той причине, что исход тяжбы неизвестен, а потому все затраты могут оказаться напрасными. С другой стороны, спорный участок является границей, межой, которая разделяет две территории, не относясь при этом ни к одной, ни к другой из них. Издревле такие места, а иногда целые районы, считались неблагоприятными, поскольку нечто, что не находиться ни там, ни здесь, связано с потусторонним миром и отчасти принадлежит ему, а значит, дом, построенный на спорной территории, может стать доступным для духов, в том числе и злых.2

    Перед началом строительства в разных точках участка на достаточно высоких шестах подвешивали примерно одинаковые по размеру куски сырого мяса. Непригодными считались те места, на которых мясо портилось в первую очередь. Что обусловливало разную порчу мяса – даже тех кусков, что были помещены недалеко друг от друга, в точках с примерно одинаковыми внешними (рельеф, влажность, освещенность) признаками? Возможно, в этом случае ведущую роль играли не очевидные, но скрытые (энергетические, информационные), так называемые «тонкоэкологические» факторы. Близкий, видимо, «родственник» русского обычая развешивать сырое мясо был известен древним римлянам. Он описан классиком архитектуры, древнеримским архитектором Марком Витрувием Поллио в его знаменитом десятитомном трактате «Архитектура». Чтобы выбрать место для разбивки города, следовало на избранной территории устроить пастбище. По прошествии некоторого времени животных забивали и затем тщательно исследовали их внутренности. Если у большинства из них оказывалась пораженной печень, выбранное место признавалось непригодным и следовало искать другое.

    Не принято было строить дом и там, куда когда-то била молния, или в месте, где люди некогда жили, но покинули из-за наводнений или болезней.

    Обоснование о запрете строить дома в затопленном некогда месте просто – возможно повторение трагедии. Что же касается молний, то, занимаясь исследованиями и постоянно выезжая в полевые экспедиции, ученые обратили внимание на то, что многие районы обладают своеобразным микроклиматом. Известны такие места, где деревья почти сплошь побиты молниями. Повышенную частоту ударов молний в одну точку несложно объяснить, если точка расположена на холме или кургане. Если же речь идет о господствующей высоте, остается предполагать, что молнии бьют в землю над скоплениями подземных вод или металлосодержащих пород.

    В Европе существовала довольно распространенная примета: «Не ложись спать на водяной жиле». Существовал даже способ выбора места для дома, связанный со старинным методом обнаружения подземных вод. На ночь в нескольких местах на участке оставляли перевернутые кверху дном сковороды или металлические противни (листы). Утром, на восходе солнца, их поднимали, смотрели, на которых из них влаги собралось больше. Обильная влага на дне посуды свидетельствовала о том, что в этом месте проходит подземная водная жила. Именно такие места полагали подходящими для рытья колодцев. Соответственно на них не стоило ставить дом, причем не только потому, что из-за повышенной влажности бревна сруба станут подгнивать, но и потому, что люди будут, по меньшей мере, плохо спать и просыпаться с головной болью.

    Нельзя было строить дом и на том месте, где были найдены человеческие кости, кто-то поранился, где опрокинулся воз или сломалась оглобля.

    Этнограф Семенова М. приводит свидетельство обряда, существовавшего у восточных славян по выбору места для строительства. «Хозяин приносил с четырех разных полей по камешку (причем нес под шапкой на голове либо за пазухой у голого тела) и раскладывал их на избранном месте, помечая будущие углы жилища. Сам же становился в центре перекрестья – в центр Вселенной, на место Мирового Дерева – и, обнажив голову, молился, причем с непременным обращением за благословлением и помощью к умершим предкам. Через три дня приходили смотреть камешки: если они оказывались непотревоженными, значит можно было строить».3 Вместо камней иногда насыпали кучки зерна. Зерном же зачастую обводили контуры будущего дома, «скрепляя углы». Такое гадание совершалось исключительно мужчинами. Женщины в нем не участвовали никогда.4

    Облюбовав место для дома, сухую овечью шерсть накрывали сверху горшком и оставляли на этом месте до утра. Отсыреет шерсть – значит, место «доброе». Вода в данном случае обозначала уровень жизни в будущем доме.

    С водой связано еще одно гадание. С вечера приносили ведро колодезной воды, отмеряли из «непочатого», то есть из которого никто не пил, трижды по девять стаканов, выливали в сухой горшок, плотно покрывали крышкой и опять оставляли до утра. Утром воду измеряли стаканами. Окажется, что ее несколько прибыло, - можно строиться, будет дом – «полная чаша». Если же воды убыло, делали вывод: «нет надобности строить дом на убыток хозяйству своему…»

    Еще одним символом домовитости почитались у наших предков муравьи. Заберутся ночью под оставленный на земле деревянный кружок – значит, место счастливое.5

    Начало строительства дома привязывали к годовому солнечному циклу. Сотворение «домашней Вселенной» вполне закономерно старались приурочить ко дню сотворения мира. Позже бытовало поверье, что сроки строительства непременно должны были захватить летний праздник Троицы: «без Троицы дом не строиться».6 Русское крестьянство Сибири совсем недавно еще придерживалось этих сроков.

    Возведение дома сопровождалось множеством обрядов. Строительная жертва была распространена повсеместно. Перед актом закладки первого венца устанавливали деревце (символ Мирового Древа), срубленное или выкопанное с корнями, - березу или рябину. Некоторые на высоком месте водружали деревянный крест. Для этого брали кедр, елочку с установленной на ней иконой, дубок, рябину, а порою – самый высокий репей.7

    В качестве строительной жертвы восточные славяне использовали коня, барана, петуха, курицу. Под бревна первого венца, подушку окна, матицу укладывали деньги, шерсть, зерно – символы богатства и семейного тепла, ладан – символ святости дома.

    Славяне, как и другие народы, «разворачивали» строящееся здание из тела существа, принесенного в жертву Богам. По мнению наших предков, без такого «образца» бревна ни за что не могли сложиться в упорядоченную конструкцию. «Строительная жертва» как бы передавала избе свою форму, помогала создать из первобытного хаоса нечто разумно организованное. В идеале строительной жертвой должен был быть человек. Но к человеческой жертве прибегали в редких, поистине исключительных случаях – например, при закладке крепости, когда речь шла о жизни и гибели всего племени. При обычном строительстве довольствовались животными, чаще быком или конем. Археологами раскопано и подробно исследовано множество славянских жилищ: в основании некоторых из них найдены черепа животных. Особенно часто находят конские черепа. Так что «коньки» на крышах русских изб отнюдь не для красоты. В старину к задней части конька прикрепляли еще и хвост из мочала, после чего изба уже совершенно уподоблялась коню. Собственно дом представлялся «телом», четыре угла – четырьмя «ногами». Ученые пишут, что вместо деревянного конька некогда укрепляли настоящий лошадиный череп. Закопанные же черепа находят под избами вплоть до 18 века. Как правило, их укладывали под красным углом или под порогом, чтобы зло не сумело проникнуть в дом.8

    Окончание строительств отмечалось богатым угощением всех участвовавших в работе.

    Въезд в дом так же превращался в ритуальное действие. Испытывая безопасность жилища, на первую ночь в новом доме закрывали кота с кошкой. На вторую – петуха с курицей. На третью – поросенка. На четвертую – овцу. На пятую – корову. На шестую – лошадь. И только на седьмую ночь в дом решался зайти и заночевать человек – и то лишь в том случае, если животные на утро оставались живы, веселы и здоровы. Иначе – «хоть перекладывай избу», не то «жизни не будет».9 И сегодня, въезжая в новую квартиру принято пускать вперед себя кошку.

    Переезд в новое жилище не должен был происходить в «тяжелый» день недели – понедельник, среду, пятницу, желательно «ровно в полдень, по солнцу.

    Интересен обряд, связанный с входом в дом членов семейства. Сквозь раскрытую дверь внутрь бросали клубок ниток, держась за нитку, через порог переступал сам глава семьи, а затем за эту нитку «втаскивал» прочих новоселов по старшинству. Старались захватить с собой из старого дома в новый и Долю. Считалось, что Доля есть не только у человека, но и у избы. Перенос Доли выражался в том, что с прежнего места на новое переправляли некоторые символы обжитости: иконы, огонь очага, домовой сор, лукошко навоза из хлева.10 Не забывали и про Домового. Его с угощением и уговорами переносили в стоптанном лапте или на лопате, которой сажали хлеб в печь.11

    Глава 2.

Архитектура русской избы.

    Издревле на Руси строили из дерева. Этому много причин. Во-первых, русская земля всегда была богата лесами. Москву некогда сплошь покрывали густые леса. Память о них сохранилась в некоторых географических названиях: Боровицкий холм, Марьина роща, Серебряный бор.12 Строителю стоило только выйти за околицу своего селения, чтобы начать рубить лес, поэтому дерево как строительный материал было очень дешевым. Во-вторых, дерево, не в пример камню, легко поддается обработке, а значит, строительство идет очень быстро. Жилой дом или небольшой храм дружная артель плотников могла сложить за один световой день. Кроме того, деревянные сооружения легко разбираются и перевозятся на новое место.

    И, наконец, по общему признанию, деревянное жилище более гигиенично. Оно, как говорят, «дышит». В нем всегда сухо, летом прохладно, зимой тепло. Установлено, что в сорокаградусный мороз вас могут защитить от холода сосновые стены толщиной всего в 20 сантиметров, кирпичные же для этого должны быть в три раза толще.13

    Даже в 18 веке многие русские богатые аристократы предпочитали строить деревянные дома дворцы, правда, отделывая их под каменные. Таковы знаменитые дворцы графов Шереметьевых в Кусково и Останкино.

    В Сибири предпочтение деревянному зодчеству было обусловлено недостатком каменщиков и дороговизной кирпичей. Иногда первый этаж выстраивали из камня, а верхние этажи – уже из дерева.

    Однако есть у деревянного строительства и недостатки. Дерево легко воспламеняющийся материал. Очень много деревянных сооружений прошлого погибли в огне пожарищ. Летописи 12-16 веков отмечают более тридцати крупных пожаров в Москве. Статистика бесстрастна: в 1331 году сгорел Кремль; в 1365 году – пожар уничтожил Кремль, посад и Замоскворечье; в 1457 – огонь выжег треть города; в 1547 погорел Кремль, Китай-город, посады.14

    Но даже, если пожары пощадили деревянное строение, есть у него и другие враги. Влага, микроорганизмы, жучки-древоточцы незаметно разрушают древесину. Вот почему среди сохранившихся деревянных построек нет ни одной крестьянской избы старше 19 века, очень редки храмы, построенные раньше 17 века.

    Лучший материал для строительства – хвойные породы деревьев: лиственница, сосна, ель. Лиственница, редкий ныне обитатель лесов, особенно устойчива к сырости. Из лиственничных бревен старались сложить если не весь дом, то хотя бы нижние венцы, лежащие на земле. Сосна ценится за удивительную прямизну. Недаром во времена парусного флота лучшие корабельные мачты делали из сосны. Ель хуже сопротивляется влаге, поэтому ее охотнее используют для внутренней отделки. Вообще все хвойные изделия смолисты, мало подвержены гниению. В них почти не бывает дупел, они легко расщепляются на доски.

    В строительном деле немало используется и лиственных пород. Дуб, как известно, обладает очень прочной древесиной. Не случайно именно его выбрали в качестве строительного материала для сооружения в 14 веке новых стен и башен московского Кремля.

    Давно замечено, что при намокании осина набухает, уплотняется и хорошо держит воду. Поэтому лучший лемех (фигурные дощечки для кровли) делали из осины. Кроме того, осиновый лемех очень красив. Со временем он приобретает металлический отлив. Кровли, крытые осиновым лемехом, в зависимости от времени суток меняют свою окраску: в солнечный полдень они серебрятся, а на закате отливают золотом.15

    Выбор деревьев в лесу регламентировался множеством правил, нарушение которых могло привести к превращению построенного дома из дома для людей в дом против людей, то есть приносящий несчастья. Так, для сруба нельзя было брать «священные» деревья – они могут принести в дом смерть. Запрет распространялся на все старые деревья. По поверью, они должны умереть в лесу своей смертью. Нельзя было использовать сухие деревья, считавшиеся мертвыми, - от них у домашних будет «сухотка». Большое несчастье случиться, если в сруб попадет «буйное» дерево, то есть дерево, выросшее на перекрестке дорог или на месте бывших лесных дорог.    Такое дерево может разрушить сруб и задавить хозяев.16

    Основным и чуть ли не единственным инструментом плотника при строительстве дома был топор. Им и рубили деревья, и очищали их от сучьев, и обтесывали, и расщепляли на доски. Поэтому глагол «построить» заменял глагол «срубить», если речь шла о деревянном строительстве. И до 19 века практически каждый крестьянин владел искусством плотника и мог срубить избу. «На босу ногу топор одевал, топором подпоясывался» - гласит старинная плотницкая присказка.

    Пила получила широкое распространение лишь во второй половине 19 века. При распиливании концы бревен махрятся, а значит, будут впитывать влагу и гнить. При обработке же топором деревянные волокна уплотняются и не пропускают воду.

    Существует несколько секретов многовекового деревянного строительства: чем суше дерево, тем долговечнее будет постройка. Поэтому заготовку леса обычно делали поздней осенью или зимой, когда древесина суше. Неслучайно славяне называли январь – «сечень». Бревна складывали в штабеля, а весной с них снимали кору, выравнивали поверхность, собирали небольшие срубы и оставляли сушиться до осени, а иногда и до следующей весны. Только после этого приступали к строительству.

    Крестьянский дом был рассчитан на одну, хотя довольно многочисленную семью. Соответственно размеру дома выбирали и длину бревна. Именно оно было основным элементом деревянной постройки. Средняя длина бревна составляла примерно пять метров, но могла превышать и десять. На постройку добротного дома уходило примерно 150-170 бревен.

    Принцип строительства избы прост. Бревна укладываются параллельно одно на другое, два других укладывают еще поперек. Чуть отступив от конца бревна, древние мастера вырубали круглые углубления. В них вставляли концы поперечных бревен. Со стороны посмотреть, так кажется, будто одно бревно сквозь другое пропущено. Углы в простую чашу рублены. А не простая – это когда еще зуб снизу. На перекрестном бревне такая же вырубка с пазом. Бревна ложатся вырубками, а концы их торчат наружу. Это называется рубить «в обло», иначе говоря «с остатком». Если концы стесываются, то это уже сруб «в лапу».17 Так постепенно возводились стены сруба («клети») – коробки будущей избы. Горизонтальный ряд бревен, связанных в квадрат, называется «венец». Количество венцов зависело от толщины бревна (от 30 см до 70 см) и от высоты постройки. Для того чтобы бревна плотнее прилегали друг к другу, в каждом из них плотник вырубал продольный желобок и закладывал для теплоизоляции мох. Желобки делались в нижней части бревна, чтобы не затекала вода. Так возводились стены без гвоздей. (См. приложение 6, 11).

    Наибольшую сложность в строительстве представляла крыша. Над торцовыми стенами дома возводили треугольные бревенчатые фронтоны. Параллельно боковым стенам плотник вырубал в них «слеги» - бревна, поддерживающие всю кровлю. Их концы прикрывали специальной доской – причелиной. Поперек слег врезали «курицы» или «кокоры» - тонкие стволы молодых елей с вертикально отходящим на конце корневищем. Его обычно оформляли в виде головы птицы – вот и пошло название «курица». На эту «курицу» укладывали водотечник или «поток» – выдолбленное бревно для стока воды и в то же время опора всей крыши. В него упираются нижние концы кровельных тесин, и таким образом они удерживаются на своих местах.

    Саму кровлю делали из теса – отесанных топором досок. Нижним концом они упирались в водотечник, а верхний конец прижимался тяжелым бревном – охлупнем. Плотник обычно придавал концу охлупня форму конской головы, отсюда и название – «конек». Казалось бы конструктивная деталь, но под рукой строителя она становиться и художественной деталью. Далеко выступающие вперед наружные концы шеломов имеют плавный и как бы внутренне напряженный изгиб и тонко и красиво прорисованный силуэт конской головы. Конь сопутствовал крестьянину во всей его жизни, был верным помощником и в труде и в борьбе. Этот образ оживал в руках «древодельцев»: шеломы-коньки устанавливались на самом высоком месте избы. Он был предметом особой гордости хозяев и творческого соревнования строителей. У кого он красивее, у того изба лучше, а мастер искуснее. Чтобы закрепить кровельный тес, шелом на крыше прижимали к коневой слеге особыми шпонками с клиньями – «сороками». Издали их наружные концы, ритмично расставленные на шеломе, действительно напоминают сорок, сидящих на крыше: ведь эти осторожные птицы никогда не рассаживаются в плотный ряд, как ласточки. Вместе с шеломом и деревянным дымоходом («дымником»), зачастую сложной и занятной формы, они венчают все здание. Стык причелин под коньком отмечен вертикальной доской – «полотенцем».18 (См. приложение 5).

    Такая хитроумная конструкция деревянной крыши позволяла обходиться без гвоздей.

    В старые времена под деревянными домами фундамент не делали. Нижние венцы клали прямо на землю. Иногда, правда, под углы дома подкладывали большие камни или крупные пни. Но зато русская изба имела подклет – высокое подполье. В нем держали скот, птицу, хранили съестные припасы.

    Многое в устройстве старинной русской избы непривычно для нас. Например, зачем нужны были высокие пороги и низкие притолоки дверей. Чтобы пройти в такую дверь, не споткнувшись и не набив шишку, надо высоко поднять ногу и одновременно низко наклонить голову. Все эти странности не случайны. Неудобная на первый взгляд конструкция дверей помогала сохранять в жилище тепло: высокий порог пропускал меньше холодного воздуха, а низкая притолока задерживала отток теплого. По этим же причинам и окна в избах, как правило, были маленькими. Они обычно прорезались в двух смежных бревнах и по высоте не превышали 30-40 сантиметров.19 Закрывались такие оконца, или, как говорили в старину, «заволакивались», деревянными дощечками. Поэтому и назывались они «волоковыми». (См. приложение 7). Волоковые окошки были во всех жилых и хозяйственных помещениях дома. Окна большего размера прорезали через несколько венцов и закрепляли вертикальными брусьями – косяками, отсюда их название «косящатые» или «красные» (в смысле – красивые). Над окнами мастера ставили козырьки-наличники, прикрывавшие окна от дождя и снега, подпирал их снизу либо двумя боковыми кронштейнами, заделанными в стену, либо широкой наклонно поставленной резной доской. Во второй половине 19 века этот тип защитных наличников постепенно выродился и его заменили пышные накладные наличники с двумя изящно изогнутыми барочными волютами, парными ставнями, заимствованными из городской архитектуры. Наличники стали одним из главных элементов декоративного убранства фасадов домов.20

    В древности оконного стекла не знали. Его заменяла просмоленная холстина и бычий пузырь, а в богатых домах – слюда, поэтому даже в дневное время в доме царил полумрак. Странным может показаться и отсутствие потолка в древнерусской избе. Чуть ли не до начала 20 века русские крестьяне жили в курных избах, где печи топили по-черному. Дым, поднимаясь под самую крышу, выходил через специальное отверстие. Потолок был лишь в тех избах, где топили по-белому. Причем на пол чердака для теплоизоляции насыпали землю и ходить по нему было нежелательно: просыпавшаяся сквозь щели земля могла попасть в тарелку с едой или в постель. Пол избе застилали половицами – толстое бревно раскалывали пополам и раскладывали на пол.

    С особой силой и полнотой декоративный талант и неистощимая изобретательность крестьянских зодчих проявлялись в архитектуре крыльца. Крыльцо связывает избу с улицей, с деревней, со всем окружающим пространством. Оно гостеприимно открывает свои объятия прохожим, соседям, друзьям. В деревне крыльцо играет роль своеобразного «домашнего клуба». В хорошую погоду, по вечерам здесь собираются старики, молодежь, дети. Поэтому крыльцо обычно высокое, большое, просторное. Оно выходит в сторону улицы, но ставиться, как правило, на боковом, южном фасаде. Особенно это характерно для сибирских изб и территорий с суровым климатом. В Сибири была традиция ставить крыльцо на один столб. Резные кровли крыльца подпирали столбики с ажурным узором.

    В крестьянских домах было, как правило, одно или два, реже три жилых помещения, соединенных сенями, Наиболее типичным для России был дом, состоящий из теплого, отапливаемого печью помещения и сеней. Из-за холодного климата проще было сохранять тепло в одном помещении. Сени использовали для хозяйственных нужд и как своеобразный тамбур между холодом улицы и теплом избы. В домах зажиточных крестьян, кроме отапливаемого русской печью помещения, собственно избы, было еще одно, летнее, парадное помещение – горница, которая в больших семьях использовалось и в повседневных целях. Отапливалась горница в этом случае печью - голландкой.21

    В Сибири сложился особый тип изб. Строили здесь широко, с размахом. Земли много, лес под рукой и рабочих рук достаточно. Избы большие, массивные, добротные. Если в европейской части высота избы была ограничена 8,5 метрами, то в Сибири избы высокие. Обрушения не боялись, так как материал для строительства был хорошим. Объем некоторых сохранившихся изб составляет две с половиной тысячи кубометров.22

    В европейской части России сараи, конюшни, хлева и другие приусадебные постройки стоят обычно поодаль от жилья, на открытом хозяйственном дворе. В Сибири – чаще все собрано под одной крышей, и можно подолгу, не выходя из дому выполнять все хозяйственный работы. В условиях долгой и суровой зимы такой тип дома-двора и дома-усадьбы отвечал насущным практическим потребностям. Такие избы постройки 19 века можно увидеть в Салаире, Мариинске, Чебуле.

    В Сибири выделяются несколько типов крестьянских изб. Самый распространенный – это брус. Называется он так потому, что в нем все помещения, жилые и хозяйственные, спланированы в длинный, вытянутый прямоугольный сруб, перекрытый общей двухскатной крышей. Обширные сени разделяют такую избу на две неравные части. Меньшая часть – жилая, выходит на главный фасад, а большая часть занимает крытый хозяйственный двор.

    Другой тип избы носит название «глаголь» и имеет форму буквы «Г». Здесь хозяйственные помещения расположены под прямым углом к жилым.

    И третий тип изб – «кошель». Все жилые и хозяйственные помещения в таком доме сгруппированы и объединены в единый квадратный в плане сруб. Его огромный массив перекрыт общей двухскатной крышей, причем вершина ее проходит не над серединой всего здания, как это бывает обычно, а по оси жилой части дома. Поэтому скаты кровли получаются разными: один – короткий и крутой, а другой – пологий и длинный. Дом и вправду становится похожим на кошель.23

    Каждый хозяин, заботясь о практичности жилища, не забывал об украшении, да таком, чтобы оно не походило на соседское. Богаче всего наряжали фасад, выходивший на улицу. Это было лицо дома. Неслучайно некоторые детали фасада получили соответствующие названия – наличники, причелина (чело – древнее название лба). Их также как и ставни, подзоры, столбы крылец, покрывали резьбой и росписью. Для этой работы приглашали профессиональных мастеров, и стоило это немалых денег. Но затраты окупались сторицей: нарядный дом был гордостью хозяев и украшением всей деревни. Эта традиция дошла до наших дней. (См. приложение 1-4, 8, 9)

    Однако не столько стремлением к красоте руководствовались наши предки, украшая свое жилище затейливой резьбой и росписью. Выбор изобразительных мотивов во многом определялся религией. В языческие времена мир представлялся людям, наполненным злыми духами, которые стремились всячески навредить человеку. От них он и старался защитить себя и свой дом. Над крышами сибирских изб возвышаются охлупни в виде коней или утиц. По преданиям, они охраняют весь дом. Кроме того на дверях и калитках сохранились круглые, как солнце, кованные кольца, над входами висят конские подковы, перед крыльцами до сих пор кладут круглый камень. Все это обереги, защищающие от злых духов и приносящие достаток в дом.

    Аналогичным образом старались защитить и двор. На шестах забора развешивали камни с дырками – «куриных богов». Недаром полагают, слово «куриный» - видоизмененное «чуриный», то есть имеющий отношение к Чуру, или Шуру, божетсву или духу предков. Немаловажно, что «чур» одновременно означает и «межа», «граница». Иными словами, можно говорить о Чуре и как о духе предка – охранителя, и как о божестве межи.24

    Глиняные горшки и крынки, которые в русских деревнях и селах доныне вывешивают на заборах, также имеют охранительное магическое значение. Считается, что таким образом можно отгонять хищных птиц и оберегать птиц домашних.

    Считалось, что изображение льва, русалки, птицы-сирин на фасаде избы отпугивает нечистую силу. Даже простые геометрические фигуры наделялись определенным смыслом: круг символизировал солнце, волнистая линия – воду, борозда – поле. С распространением на Руси христианства в украшении домов появились новые религиозные символы, например крест.25 Нередко языческие и христианские символы причудливо соседствовали на одной и той же резной доске.

Глава 3.

Интерьер русской избы

    Изнутри дома бревна венцов стесывали (кантовали) и затем переодически скребли ножом и мыли. В некоторых домах промазывали пазы между бревен обычной глиной, а стены белили белой глиной. Закупленной у бродячих торговцев. Штукатурка стен и побелка распространилась у нас в Сибири только в начале 20 века и полы в зажиточных домах стали красить масляной краской. В обычном же доме по старинке некрашеные полы и лавки каждую неделю скребли специальным ножом – секачем.26

    Интерьер избы отличался простотой и целесообразным размещением включенных в него предметов. Основное пространство избы занимала духовая печь, которая на большей части территории России располагалась у выхода, справа или слева от дверей.

    Печь играла главную роль во внутреннем пространстве русского жилища на протяжении всех этапов его существования. Недаром помещение, где стояла русская печь называли «избой, истопкой». Русская печь относится к типу духовых печей, у которых огонь разводится внутри печи, а не на открытой сверху площадке. Дым выходит через устье – отверстие, в которое закладывается топливо, или через специально разработанный дымоход. Русская печь в крестьянских домах имела форму куба: обычно ее длина 1,8-2 метра ширина 1,6-1,8 метра, высота 1,7 метра. Верхняя часть печи плоская, удобная для лежания. Топка печи сравнительно больших размеров: высотой 1,2- 1,4 метра, шириной до 1,5 метра, со сводчатым потолком и плоским дном – подом. Устье обычно прямоугольной формы ли с полукруглой верхней частью, закрывалось заслонкой, вырезанной по форме устья железным щитом с ручкой. Устье в зависимости от местности могло быть повернуто к переднее фасадной стене дома или к боковой. Перед устьем находилась небольшая площадка – шесток, на который ставилась хозяйственная утварь, чтобы ухватом задвинуть ее в печь. Русские печи всегда стояли на опечке, представлявшей собой сруб в три - четыре венца из круглых бревен или плах, поверх него делался бревенчатый накат, который мазали толстым слоем глины, это служило подом печи. Русские печи имели четыре или один столба. Печи различались по конструкции дымохода. Древнейшим типом русской духовой печи была печь без дымохода, называвшаяся курной печью или черной. Дым выходил наружу через устье и во время топки висел под потолком толстым слоем, от чего верхние венцы бревен в избе покрывались черной смолистой копотью. Для оседания сажи служили полавочники – полки, располагавшиеся по периметру избы выше окон, они отделяли закопченный верх от чистого низу. Для выхода дыма из помещения открывали дверь и небольшое отверстие в потолке или в задней стене избы – дымоволок. После топки это отверстие закрывали деревянным щитком, в южных губерниях отверстие затыкали тряпками. (См. приложение 7)

    Другой тип русской печи – полубелая или полукурная – является переходной формой от черной печи к белой печи с трубой. Полубелые печи не имеют кирпичного дымохода, но над шестком устраивается патрубок, а над ним в потолке делается небольшое круглое отверстие, выходящее в деревянную трубу. Во время топки между патрубком и отверстием в потолке вставляется железная круглая труба, несколько шире, чем самоварная, после протапливания печи трубу снимают, а отверстие закрывают.

    Белая русская печь предполагает трубу для выхода дыма. Над шестком из кирпича выкладывается патрубок, собирающий дым, который выходит из устья печи. Из патрубка дым поступает в горизонтально выложенный на чердаке боров из обожженного кирпича, а оттуда в вертикальную дымовую трубу. Сегодня используют в избах белые печи.

    В прежние времена печи чаще были из глины, в толщу которой добавляли камень, что позволяло печи сильнее нагреваться и дольше держать тепло. В Сибири булыжники вбивали в глину слоями, чередуя слои глины и камней.27

    С печью связано много представлений, поверий, обрядов, магических приемов. В традиционном сознании печь была неотъемлемой частью жилища. Если в доме не было печи, он считался не жилым. По народным поверьям, под печью или за нею живет домовой, покровитель домашнего очага, добрый и услужливый в одних ситуациях, своенравный и даже опасный – в других. Стоило кому-то посидеть на печи и он становился «своим». К печи обращались во время всех домашних обрядов.

    Печь была вторым по значению «центром святости» в доме – после красного Божьего угла. Особое социальное положение среди наших предков занимали печники, сегодня эта профессия относится к вымирающим профессиям.

    Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом. Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол назывался жерновым. В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники – полки для столовой посуды, шкафчики. Выше на уровне полулавочников располагался печной брус, на который ставилась посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.

    Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной перегородкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имеющую название «чулан» или «прилуб». Он являлся исключительно женским пространством в избе: Здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым. (См. приложение 10)

    Не менее важным местом в избе являлся красный угол. Это пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи. Красный угол хорошо освещен, поскольку обе составляющие его стены имели окна. Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще «святым». Как правило, кроме божницы в красном углу находится стол, подле которого смыкаются две лавки, а сверху, над божницей, - две полки полавочника. (См. приложение 10)

    Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. В свадебном обряде сватанье невесты, выкуп ее у подружек и брата совершались в красном углу. Из красного угла отчего дома невесту увозили на венчание в церковь, привозили в дом жениха и вели тоже в красный угол. Во время уборки урожая первые и последние колосья устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев, наделенных, по народным преданьям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моленья, с которых начиналось любое важное дело. Он являлся самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название «красный» означает «красивый», «хороший», «светлый». Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.28

    Крестьянский дом мыслился нашими предками как модель Мира. Печь представляла собой землю, а противостоящий ей красный угол с иконами – Солнце и Бога на небе. Ближе всего к печи находится женский угол (кухня), женская, рождающая стихия, действительно, связана с печью-землей. Центральный столб является осью коловращения Мира.29 (См. приложение 12)

    Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 квадратных метров, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве. Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включающей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Места для ночного сна были распределены. Старые люди спали на полу около дверей, печи или на печи, дети и холостая молодежь – под полатями или на них. Взрослые брачные пары в теплое время ночевали в клетях, сенях, в холодное – на лавке под полатями или на помосте около печи.

    В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках расставлена будничная утварь.

    Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол является одним из наиболее древних видов подвижной мебели. В традиционной русской избе стол всегда имел постоянное место. Он стоял в самом почетном месте – в красном углу. В обрядовой практике, в сфере норм поведения столу придавалось большое значение. Любой праздник заканчивался застольем – трапезой. Стол в народном сознании осмысливался как «Божья ладонь», дающая хлеб насущный, поэтому стучать по столу, за которым едят, считалось грехом.30

    Под окнами избы делались лавки, которые не принадлежали к мебели, а составляли часть постройки: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки. В старину лавки украшали «опушкой» - доской, прибитой к краю лавки и свисавшей с неё подобно оборке. Такие лавки называли «опушенными» или «с навесом», «с подзором». В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья. Хранения разных хозяйственных мелочей. Каждая лавка имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчин или женщин к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Долгая лавка – лавка, отличавшаяся от других своей длиной. С точки зрения пространственного деления дома долгая лавка, подобно печному углу, традиционно считалась женским местом, где женщины пряли, вязали, вышивали, шили. На долгую лавку, расположенную всегда вдоль половиц, клали покойников. Поэтому на эту лавку сваты предпочитали не садиться, опасаясь разлада дела.

    Короткая лавка – лавка, идущая вдоль передней стены дома, выходящей на улицу. Во время семейной трапезы на ней сидели мужчины.

    Лавка, находящаяся вдоль печки, называлась кутной. На нее ставили ведра с водой, горшки, чугунки, укладывали только что выпеченный хлеб. Лавка пороговая шла вдоль стены, где расположена дверь. Она использовалась вместо кухонного стола и отличалась от других лавок в доме отсутствием опушки по краю. Лавка судная – лавка, идущая от печи вдоль стены или дверной перегородки к передней стене дома. Уровень поверхности этой лавки выше, чем других лавок в доме. Лавка спереди имеет створчатые и раздвижные дверцы или закрывается занавеской. Внутри ее расположены полки для посуды, ведер, чугунков, горшков.

    Мужскую лавку называли коником. Она короткая и широкая, имела форму ящика с откидной плоской крышкой или ящика с задвижными дверцами. Свое название коник получил, вероятно, благодаря вырезанной из дерева конской голове, украшавшей его боковую сторону. Коник располагался в жилой части дома, около дверей. Он считался «мужской» лавкой, так как это было рабочее место мужчин. Здесь они занимались мелким ремеслом: плели лапти, корзины, ремонтировали упряжь и тому подобное. Под коником находились и инструменты, необходимые для работы.31

    В традиционной обрядности лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть.

    В интерьере современного дома изменилась мебель, но идея организации внутреннего пространства осталась фактически неизменной.

Заключение

    Прочность, польза, красота – эта необычная формула для архитектурного сооружения была выведена почти две тысячи лет тому назад древнеримским зодчим Витрувием. Она как нельзя полно подходит к русской избе.

    В Сибири русское деревянное зодчество со своей обрядностью сохранилось в наиболее чистом виде, не слишком замутненное позднейшими влияниями. По сей день здесь живы традиции народной культуры, рожденные в далеком прошлом. Даже если изба построена всего лишь в 19 веке (более ранние, к сожалению, не сохранились), в ней видится характерный тип русского крестьянского жилища, восходящий к седой старине.

    В этих памятниках – частица славы наших предков, которой мы должны гордиться.

    Я планирую продолжить этнографическое исследование, расширить круг рассматриваемых вопросов, например описать утварь русской избы.

Список литературы

  1. Байбурин А. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л.: Нева, 1983

  2. Белкин И. Как выглядел Черный бог?// Мифы и магия индоевропейцев. М.: 1997, вып. 4

  3. Ермаков С. Место для дома и обереги дома. «Велесова слобода». М.: 1970

  4. Забылин М. Русский дом. М.: Просвещение, 2000

  5. Кимеев В. М. Касминские чалдоны. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997

  6. Пенник Н. Магический алфавит. Киев: София, 1995

  7. Рябцев Ю.С. Путешествие в Древнюю Русь: Рассказы о русской культуре. М.: ВЛАДОС, 1995

  8. Семенова М. Мы – славяне. Санкт - Петербург: Азбука, 1997

1 Ермаков С. Место для дома и обереги дома. «Велесова слобода». М., 1970, с. 87

4 Семенова М. Мы – славяне. С-П., 1997, с. 133

7 Байбурин А. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л.: «Нева», 1983, с. 45

8 http://rus-izba.narod.ru//

9 Семенова М. Мы – славяне. С-П., 1997, с. 161

12 Рябцев Ю. С. Путешествие в Древнюю Русь: Рассказы о русской культуре. М.: ВЛАДОС, 1995, с.34

16 http://rus-izba.narod.ru//

17 Забылин М. Русский дом. М.: «Просвещение», 2000, с. 123

18 Забылин М. Русский дом. М.: «Просвещение», 2000, с. 126

19 Рябцев Ю. С. Путешествие в Древнюю Русь: Рассказы о русской культуре. М.: ВЛАДОС, 1995, с.38.

20 Забылин М. Русский дом. М.: «Просвещение», 2000, с.126

21 http://rus-izba.narod.ru//

22 Забылин М. Русский дом. М.: «Просвещение», 2000, с.200

23 Забылин М. Русский дом. М.: «Просвещение», 2000, с.201

24 Пенник Н. Магические алфавиты. Киев: София, 1995, с 310

25 Рябцев Ю. С. Путешествие в Древнюю Русь: Рассказы о русской культуре. М.: ВЛАДОС, 1995, с.40.

26 Кимеев В. М. Касминские чалдоны. Кемерово, 1997, с. 56

27 http://rus-izba.narod.ru//

28http://rus-izba.narod.ru//

29 Белкин И. Как выглядел Черный Бог?// Мифы и магия индоевропейцев. М.: 1997. – Вып.4.

30 http://rus-izba.narod.ru//

31 http://rus-izba.narod.ru//

www.sites.google.com

Русская изба: ковчег среди лесов

Утром светило солнце, да только воробьи шибко раскричались — верная примета к метели. В сумерках повалил частый снег, а когда поднялся ветер, запорошило так, что и протянутой руки не разглядеть. Бушевало всю ночь, и на следующий день буран не растерял силы. Избу замело до верха подклета, на улице сугробы в человеческий рост — не пройти даже к соседям, а за околицу села и вовсе не выбраться, но идти никуда особо и не нужно, разве что за дровами в сарай-дровяник. Припасов в избе хватит на всю зиму.

В подклете — бочки и кадушки с солёными огурцами, капустой, грибами и брусникой, мешки с мукой, зерном и отрубями для птицы и другой живности, на крючьях сало да колбасы, вяленая рыба; в погребе в бурты засыпаны картошка и прочие овощи. И на скотном дворе порядок: две коровы пережёвывают сено, которым до крыши завален ярус над ними, свиньи похрюкивают за загородкой, птица дремлет на насесте в выгороженном в углу курятнике. Прохладно здесь, но мороза нет. Сложенные из толстых брёвен, тщательно проконопаченные стены сквозняков не пропускают и сохраняют тепло животных, преющего навоза и соломы.

А в самой избе о морозе и вовсе не помнится — жарко натопленная печь остывает долго. Вот только детишкам скучно: пока буран не кончится, из дому поиграть, побегать не выйдешь. Лежат малыши на полатях, слушают сказки, что рассказывает дед…

Самые древние русские избы — до XIII века — строили без фундамента, почти на треть зарывая в землю, — так было проще сберечь тепло. Выкапывали яму, в которой принимались собирать венцы из брёвен. До дощатых полов было ещё далеко, и их оставляли земляными. На тщательно утрамбованном полу из камней выкладывали очаг. В такой полуземлянке люди проводили зимы вместе с домашней живностью, которую держали ближе к входу. Да, и дверей не было, а небольшое входное отверстие – только бы протиснуться — прикрывали от ветров и холодов щитом из полубрёвен и матерчатым пологом.

Прошли века, и русская изба выбралась из-под земли. Теперь её ставили на каменном фундаменте. А если на столбах-сваях, то углы опирали на массивные колоды. Те, кто побогаче, делали крыши из тёса, селяне победнее крыли избы щепой-дранкой. И двери появились на кованых петлях, и окошки прорубались, и размеры крестьянских строений заметно увеличились.

Лучше всего знакомы нам традиционные избы, какими они сохранились в сёлах России от западных до восточных пределов. Это изба-пятистенка, состоящая из двух помещений — сеней и жилой комнаты, или шестистенка, когда собственно жилое помещение делится ещё одной поперечной стеной на-двое. Такие избы ставили в деревнях вплоть до самого последнего времени.

Крестьянская изба Русского Севера строилась иначе.

По сути, северная изба — это не просто дом, а модуль полного жизненного обеспечения семьи из нескольких человек в течение долгой, суровой зимы и холодной весны. Этакий космический корабль на приколе, ковчег, путешествующий не в пространстве, а во времени — от тепла до тепла, от урожая до урожая. Человеческое жильё, помещение для скота и птицы, хранилища припасов — всё находится под одной крышей, всё под защитой мощных стен. Разве что дровяной сарай да амбар-сеновал отдельно. Так они тут же, в ограде, пробить к ним в снегу тропу нетрудно.

Северная изба строилась в два яруса. Нижний — хозяйственный, там скотный двор и хранилище припасов — подклет с погребом. Верхний — жильё людей, горница, от слова горний, то есть высокий, потому что наверху. Тепло скотного двора поднимается вверх, это люди знали с незапамятных времён. Чтобы попасть в горницу с улицы, крыльцо делали высоким. И, взбираясь на него, приходилось одолеть целый лестничный пролёт. Зато как бы ни навалил буран сугробы, вход в дом они не заметут. С крыльца дверь ведёт в сени — просторный тамбур, он же — переход в другие помещения. Здесь хранится разная крестьянская утварь, а летом, когда приходит тепло, в сенях спят. Потому что прохладно. Через сени можно спуститься на скотный двор, отсюда же — дверь в горницу. Только входить в горницу нужно осторожно. Для сохранения тепла дверь делали низкой, а порог высоким. Поднимай ноги повыше да пригнуться не забудь — неровён час набьёшь шишку о притолоку.

Просторный подклет находится под горницей, вход в него — со скотного двора. Делали подклеты высотой в шесть, восемь, а то и десять рядов брёвен — венцов. А начав заниматься торговлей, хозяин превращал подклет не только в хранилище, но и в деревенскую торговую лавку — прорубал на улицу окно-прилавок для покупателей.

Строили, впрочем, по-разному. В музее «Витославлицы» в Великом Новгороде есть изба внутри, как океанское судно : за уличной дверью начинаются ходы и переходы в разные отсеки, а чтобы в горницу попасть, нужно по лестнице-трапу взбираться под самую крышу.

В одиночку такой дом не построишь, потому в северных сельских общинах избу для молодых — новой семьи — ставили всем миром. Строили все селяне: вместе рубили и возили лес, пилили огромные брёвна, укладывали венец за венцом под крышу, вместе радовались построенному. Только когда появились бродячие артели мастеровых-плотников, строить жильё стали нанимать их.

Северная изба снаружи кажется огромной, а жилое помещение в ней одно — горница площадью метров двадцать, а то и меньше. Все там живут вместе, и старые и малые. Есть в избе красный угол, где висят иконы да лампадка. Здесь садится хозяин дома, сюда же приглашают почётных гостей.

Главное место хозяйки — напротив печи, называется кут. А узенькое пространство за печкой — закут. Отсюда и пошло выражение «ютиться в закутке» — в тесном углу или крохотной комнатушке.

«В горнице моей светло…» — поётся в популярной не так давно песне. Увы, долгое время это было совсем не так. Ради сохранения тепла окошки в горнице рубили маленькие, затягивали их бычьим или рыбьим пузырём либо промасленной холстиной, с трудом пропускавшими свет. Лишь в богатых домах можно было увидеть слюдяные окна. Пластинки этого слоистого минерала закрепляли в фигурных переплётах, отчего окно становилось похожим на витраж. К слову, из слюды были даже окошки в возке Петра I, который хранится в собрании «Эрмитажа». Зимой в окна вставляли пластины из льда. Их вырезали на замёрзшей реке или намораживали в форме прямо во дворе. Выходило светлее. Правда, готовить новые «ледяные стёкла» взамен тающих приходилось часто. Стекло появилось в Средние века, но как строительный материал русская деревня узнала его лишь в ХIХ столетии.

Долгое время в сельских, да, и в городских избах печи клали без труб. Не потому, что не умели или не додумались, а всё по тем же соображениям — как бы лучше сберечь тепло. Трубу как ни перекрывай заслонками, а морозный воздух всё равно проникает снаружи, выстуживая избу, и печь приходится топить гораздо чаще. Дым из печи попадал в горницу и выходил на улицу лишь через маленькие окошки-дымницы под самым потолком, которые открывали на время топки. Хотя печь топили  хорошо высушенными «бездымными» поленьями, дыма в горнице хватало. Оттого избы назывались чёрными или курными.

Печные трубы на крышах сельских домов появились только в XV—XVI веках, да, и то там, где зимы были не слишком суровыми. Избы с трубой именовались белыми. Но поначалу делали трубы не каменными, а сбивали из дерева, что нередко становилось причиной пожара. Лишь в начале XVIII века Пётр I специальным указом повелел в городских домах новой столицы — Санкт-Петербурга, каменных или деревянных, ставить печи с каменными трубами.

горшки на шостке

Позднее в избах зажиточных крестьян кроме русских печей, в которых готовилась еда, стали появляться привезённые в Россию Петром I печи-голландки, удобные своими небольшими размерами и очень высокой теплоотдачей. Тем не менее печи без труб продолжали класть в северных сёлах вплоть до конца XIX века.

Печь — самое тёплое спальное место — лежанка, принадлежащая по традиции самым старшим и самым младшим в семье. Между стеной и печью тянется широкая полка — полати. Там тоже тепло, поэтому на полати клали спать детей. Родители располагались на лавках, а то и на полу; время кроватей ещё не настало.

Почему детей на Руси наказывая, ставили в угол?

Что сам по себе на Руси означал угол? Каждый дом в старину был маленькой церковью, в котором имелся свой Красный Угол (Передний Угол, Святой Угол, Божница), с иконами. Именно в этот Красный Угол родители ставили своих детей чтобы они молились Богу за свои проступки и в надежде, что Господь сможет вразумить непослушного ребёнка.

Архитектура русской избы постепенно менялась и усложнялась. Жилых помещений становилось больше. Кроме сеней и горницы появилась в доме светлица — действительно светлое помещение с двумя-тремя большими окнами уже с настоящими стёклами. Теперь в светлице проходила большая часть жизни семьи, а горница выполняла роль кухни. Обогревалась светлица от задней стенки печи.

А зажиточные крестьяне делили обширный жилой сруб избы двумя стенами крест-накрест, разгораживая таким образом четыре комнаты. Даже большая русская печь обогреть всё помещение не могла, вот тут и приходилось ставить в самую дальнюю от неё комнату дополнительно печь-голландку.

Непогода бушует неделю, а под крышей избы её почти не слышно. Всё идёт своим чередом. У хозяйки хлопот больше всех: ранним утром подоить коров и насыпать зерна птицам. Потом распарить отруби для свиней. Воды принести из деревенского колодца — два ведра на коромысле, полтора пуда общим весом, да, и еду надо готовить, семью кормить! Детишки, понятно, помогают чем могут, так исстари повелось.

У мужчин зимой забот меньше, чем весной, летом и осенью. Хозяин дома — кормилец — трудится без устали всё лето от зари до зари. Пашет, косит, жнёт, молотит на поле, рубит, пилит в лесу, строит дома, рыбу добывает и лесного зверя. Как хозяин дома наработает, так и будет жить его семья всю зиму до следующей теплой поры, потому зима для мужчин — время отдыха. Конечно, без мужских рук в сельском доме не обойтись: починить то, что нуждается в починке, наколоть и принести в дом дров, почистить хлев, сделать сани, и устроить выездку лошадям, семью свозить на ярмарку. Да, в деревенской избе много дел, требующих крепких мужских рук и смекалки, что ни женщине, ни детям не по силам.

Срубленные умелыми руками северные избы стояли века. Сменялись поколения, а дома-ковчеги по-прежнему оставались надёжным убежищем в суровых природных условиях. Только могучие брёвна темнели от времени.

В музеях деревянного зодчества «Витославлицы» в Великом Новгороде и «Малые Корелы» под Архангельском есть избы, возраст которых перевалил за полтора столетия. Их разыскивали в заброшенных деревнях учёные-этнографы и выкупали у перебравшихся в города владельцев.

Потом бережно разбирали, перевозили на музейную территорию и восстанавливали в первозданном виде. Такими и предстают они перед многочисленными экскурсантами, приезжающими в Великий Новгород и Архангельск. ***

Клеть — прямоугольный однокомнатный бревенчатый дом без пристроек размером чаще всего 2×3 м.

Клеть с печкой — изба. Подклет (подклеть, подызбица) — нижний этаж здания, расположенный под клетью и используемый в хозяйственных целях.

Традиция украшать дома резными деревянными наличниками и другими декоративными элементами возникла в России не на пустом месте. Первоначально деревянная резьба, как и древнерусская вышивка, носила культовый характер. Древние славяне наносили на свое жилище языческие знаки призванные оберегать жилище, обеспечивать плодородие и защиту от врагов и природных стихий. Недаром в стилизованных орнаментах до сих пор можно угадать знаки обозначающие солнце, дождь, женщин воздевших руки к небу, морские волны, изображали животных — коней, лебедей, уточек или причудливое переплетение растений и диковинных райских цветов. В дальнейшем, религиозный смысл деревянной резьбы утрачивался, но традиция придавать различным функциональным элементам фасада дома художественный вид осталась до сих пор.

Практически в каждом селе, деревне или городе можно встретить удивительные образцы деревянного кружева, украшающего дом. Причем, в различных областях существовали совершенно различные стили деревянной резьбы для оформления домов. В одних районах используется преимущественно глухая резьба, в других скульптурная, но в основном, дома украшены прорезной резьбой, а также её разновидностью — резной декоративной деревянной накладной.

В старину, в различных районах России, и даже в разных деревнях резчики использовали определенные виды резьбы и элементов орнамента. Это хорошо заметно, если рассматривать фотографии резных наличников изготовленных в 19 и начале 20 веках. В одном селе традиционно использовали определенные элементы резьбы на всех домах, в другом селе мотивы резных наличников могли быть уже совсем другими. Чем дальше друг от друга находились эти населенные пункты, тем сильнее отличались по внешнему виду резные наличники на окнах. Изучение старинной домовой резьбы и наличников в частности, даёт этнографам много материала для изучения.

Во второй половине 20 века, с развитием транспорта, печати, телевидения и других средств коммуникации, орнаменты и виды резьбы, присущие ранее одному какому-либо региону, стали использоваться и в соседних сёлах. Началось повсеместное смешение стилей деревянной резьбы. Рассматривая фотографии современных резных наличников находящихся в одном населенном пункте можно удивляться их разнообразию. Может быть это и не так уж плохо? Современные города и посёлки становятся более яркими и неповторимыми. Резные наличники на окнах современных коттеджей часто вбирают в себя элементы лучших образцов деревянного декора.

Борис Руденко. Подробнее см.: http://www.nkj.ru/archive/articles/21349/ (Наука и жизнь, Русская изба: ковчег среди лесов)

Тайна архитектурных расчётов древнерусских зодчих.

«Мотивы русской архитектуры»

ru-sled.ru


Смотрите также